ГалереяАртклуб
Живопись
EVZAROV ➝ Альбом «Образы» ➝ Настоящий постмужчина Поделиться:

EVZAROV

(Санкт-Петербург)
Регистрация:
14/06/2016


← связь

Настоящий постмужчина



Живопись
1138×1707 px, 1.0 Mb, 17/06/2016
EVZAROV - Образы - Настоящий постмужчина

холст, масло; 90х60 см; 2015

Комментарий к картине «Настоящий постмужчина»

Гендерная проблематика представляется весьма актуальной темой для современной философской мысли. Пройдя многотысячелетнюю историю, человечество отнюдь не раскрыло все тайны мужского и женского начал, а напротив – столкнулось с массой неразрешимых задач и трудных вопросов, появившихся на повестке дня в наши дни. Оказалось, что гендерная роль в ряде случаев может не зависеть от наличия у индивида женских или мужских половых органов. Субъекты, биологически относящиеся к мужскому полу, могут ощущать себя женщинами, и наоборот; а некоторые и вовсе не способны самоидентифицироваться в рамках традиционной бинарной гендерной системы. Происходит размывание границ между полами: женщины занимаются силовыми видами спорта, политикой, носят деловые костюмы и занимают руководящие должности, а мужчины посещают солярии, увлекаются модой и работают парикмахерами; женщины перестали быть хранительницами домашнего очага, нежными матерями и верными любящими женами, а мужчины разучились строить дома, сажать деревья и растить сыновей.
Зародившееся в конце XIX века суфражистское движение, суть которого заключалась в борьбе женщин за получение избирательных прав, в дальнейшем дало толчок к появлению полномасштабного феминистического движения. Женщины захотели сравняться с мужчинами, добиться равных политических и экономических свобод. Тем самым патриархальная социальная организация была разрушена, и мужчины оказались вытесненными с привычных ролей. Играть по мужским правилам оказалось совсем не просто. Добиваясь прав и свобод, женщины сами себя загнали в ловушку, попали в гораздо более жесткие тиски рыночной экономики, индустриальной гонки, эмоциональной усталости, одиночества, утраты традиционных духовных ценностей. Взвалив всю скорбь цивилизации постмодерна на свои хрупкие плечи, женщины ощутили её тяжесть, почувствовали своё одиночество, перестали получать радость от естественной гармоничной семейной жизни.
Перенасыщение товарами массового производства, технизация всех сфер жизни, переход к постиндустриальной экономике оторвали мужчин от ручного труда, отняли возможность развития как созидающих личностей. Мужчины перестали быть защитниками, пасторами, мужьями, отцами, мыслителями, творцами (в онтологическом понимании данных терминов). Атеизм, нигилизм и материализм подорвали фундаментальные нравственные основы, исказили представления человека о себе как о цельной душевно-телесной личности. Девальвация духа, культ тела, рационалистическое мышление стали трендами капиталистической реальности. Современное общество мыслит в категориях: «смерть – это конец всего», «успех – это материальное благополучие», «бери от жизни всё», «сильный пожирает слабого», «разумный эгоизм – ключ к победе». В связи с этим смысл человеческой жизни сводится к получению наслаждений и удовольствий всеми возможными способами. Философия гедонизма занимает авторитарное положение в сознании современного общества, и верными признаются только те пути, которые ведут к воплощению гедонистического идеала. Человек не желает быть ограниченным никакими нравственными, моральными, религиозными барьерами, мешающими в полной мере получать физиологические и моральные удовольствия. Отсюда происходит либерализация законов (легализация наркотиков, гомосексуальных браков, порнографии, проституции и др.), ведь ничто не должно мешать человеку наслаждаться жизнью здесь и сейчас. Тем самым мнимая свобода современного человека обращается в настоящее рабство перед собственными желаниями, похотями, потребностями. Люди зарабатывают деньги для того, чтобы потреблять и удовлетворять свои желания, которые, в свою очередь, распаляются всё сильнее и погасить их становится всё сложнее. Потребление стало двигателем экономической машины. Колоссальный сектор мировой экономики держится сегодня только лишь на гедонистических потребностях человека (табачная индустрия, парки развлечений, туризм, ресторанный бизнес, клубы, бары, значительная доля пищевой промышленности, производство товаров для секса, отдыха, релаксаций и др.). Торговые центры стали настоящими мекками потребления, объединяющими людей под эгидой рабства во благо рыночной экономики и капиталистических магнатов.
Опьяненные похотью и жаждой наслаждений, люди забыли о своей душе, демотивировали пути, ведущие к правде, истине, любви, миросозерцанию, смирению, гармонии. Снятие проблемы душевно-телесного дуализма (или распад триады «дух, душа, тело») привели ко взгляду на человека только как на одно единственное автономное тело, то есть только как на материальный объект. Отсюда происходит разрешение диалектики «живого и неживого» в пользу неживого. Следовательно, в постфилософии человек будет восприниматься уже в качестве неживого (со всеми вытекающими из этого страшными последствиями). Отсюда возникает идея «постчеловека» как модифицированного техническими средствами, методами генетики и информатики будущего получеловека.
В начале XXI века, в период перехода от человечества к постчеловечеству феномен «настоящего мужчины» видится уже как архаическое явление. Большинство критериев, определяющих данное понятие, либо утрачены его носителями, либо представляются неактуальными. Однако при смене парадигм происходит и перестроение самих понятий, и на смену идее настоящего мужчины приходит новая идея настоящего постмужчины. Сила воли, доброта сердца, благородство, смелость, высота духа, справедливость, мудрость и другие определители, соответствующие идее о настоящем мужчине, неприменимы к новому понятию. Происходит замещение прежних определителей новыми. И замещение это осуществляется женскими руками, поскольку идея настоящего мужчины может существовать только в бинарной гендерной системе. Дело в том, что женщины инстинктивно продолжают выбирать себе мужчин, руководствуясь идеями из совокупности представлений о настоящем мужчине, но идеи-то вслед за сменой понятия изменились, и категория настоящего постмужчины сегодня определяется идеями материального благосостояния и сексуальной силы, то есть теми, которые способствуют максимально полному следованию учению гедонизма. Деньги обеспечивают потребление, а «мужская» сила – сексуальное удовлетворение. Вот два критерия настоящего постмужчины, а остальные характеристики, восходящие к традиционной системе ценностей, отбрасываются за ненадобностью современным атеистическим, гедонистическим, нигилистическим обществом.


Евгений Заровнятных,
2015

Автор ограничил доступ к обсуждению этой работы